Make your own free website on Tripod.com

главная страница | переводы (содержание)

Выберите стрелку возле каждого из переводов, чтобы посмотреть оригинальный текст стихотворения

Филип Россетер (»1568(1575?) - 1623)

 

No grave for woe

Печаль не схоронить, но жадно пьёт потоки слёз моих земля,

Вздохи просятся на волю, и участья ищет страсть угасшая моя,

Незыблем ход светил, он радостей меня лишает,

Земля, вода и воздух, и огонь, и небеса - мне лишь страданье обещают.

 

Всё ж я живу и дни тяжёлые свои в стенаньях провожу,

К безнадежным жалобам тоскливые напевы нахожу,

А ночь меж тем дня более унылого готовит наступленье;

Мой день как ночь, а жизнь как смерть, и всё вокруг - одно лишь сожаленье.

 

If I urge my kind desires

Лишь пришпорю я свои желанья,

     А она, жестокая, отвергнет их,

Ведь сердца у женщин - нарисованное пламя,

     Чтобы обмануть обманщиков самих,

Я один огонь любви храню,

В ней - одно презрение к нему.

 

Часто мне клялась она в любви,

     Но, увы, плодов я не нашёл,

Утверждать могу, что ложен её пыл,

     Хоть вины её я в том и не нашёл;

Я таким несчастным был рождён,

Осуждённый быть её шутом.

 

Если бы людская боль иль попеченье,

     Изменить могли небес закон,

То она б возненавидела своё презренье,

     В отчуждении раскаялась своём,

Ведь вернее сердца моего на свете не бывало,

Никогда не жило, от любви не умирало.

 

наверх

Long have mine eyes gaz’d

Долго глаза мои восторженно взирали,

              Надеждой наполняя душу мне,

Счастливые лишь тем одним, что увидали

               Ту, что мой взгляд присвоила себе,

И вот, теперь глаза мои свет потеряли.

 

Теперь на воздух должен устремиться взор напрасный,

                Остудит пламя жарких слов прохладная вода,

Печален будет мыслей строй, с отчаяньем согласный

                 С желанием разлука будет спорить, как всегда,

Прошло бы всё давно, не будь она прекрасной.

 

Благополучием своим поклясться я готов

               В том, что была Венера в море рождена;

Спокойно море, - значит в ней ещё жива любовь,

               Шторм поднялся - меня оставила она,

Сомнений ветер разметал мои надежды вновь.

 

Though far from joy

     От радости вдали, но от печалей тоже,

                Как раз посередине я,

     Не слишком низко, но не выше всё же,

                Чем можно дотянуться, встретите меня;

     Тот счастлив, у кого такое положенье,

Что не страшны ему ни зависть, ни опала, ни презренье.

 

     Чем выше дерево, тем шторм ему страшнее,

               Кустарник мелкий весь истоптан будет,

     Но середина, золотая середина,

               Она одна всех баловней судьбы венчает,

     Течению подобно, что скользит тихонько

Между цветущих берегов и точно в центре держится спокойно.

 

Whether men do laugh or weep

Плачет человек или смеётся,

Спит он или бодрым остаётся,

Молодым ли, старым ли умрёт,

Мёрзнет он, иль зной его печёт,

Здесь под солнцем нету ничего,

Что бы люди делали всерьёз.

 

Лишь объект насмешек - наша гордость вся,

Худших нет, и лучших встретить здесь нельзя,

Страх, надежда, радости и боль

Всюду нам свою разыгрывают роль,

Мненье ложное всем правит повсеместно,

И весь мир - одна большая пьеса.

 

Силы вышние, что в облаках спокойно восседают,

Смехом наше обезьянье остроумие встречают,

Потешаясь над попыткой хромоногой,

Подражать их славе, столь высокой;

Не болезнь, но боль мы можем замечать,

Чем счастливый человек привык пренебрегать.

наверх

на главную страницу

back to main page